Как Дружковка не стала вторым Славянском

Druzhkovka

Разрушенные дома и церкви, сотни погибших и раненых, тысячи беженцев, отключение от системы госказаначейства – такой была жуткая реальность для жителей Краматорска и Славянска. В Константиновке тоже был очаг конфликта, и на фоне этого Дружковка кажется едва ли не островком стабильности и мира. Но о том, как этот шаткий мир удалось удерживать, известно немного — участники событий не спешат рассказывать о событиях минувших месяцев. Нам удалось пообщаться с представителями самообороны Дружковки и Доброполья, которые рассказали о том, как удалось не допустить появления еще одной горячей точки в Дружковке. Два из трех собеседников согласились на интервью только на условиях анонимности, поэтому имена этих героев изменены. Однако это не умаляет важности сказанного ими.

Сергей — представитель самообороны Доброполья. Эта структура занимает проукраинскую позицию — в приоритете остается защита города от сепаратистов. Самооборона города сотрудничает с украинской армией. К слову, в Доброполье ДНР не было – зато прошел референдум о присоединении к Днепропетровской области. Также Доброполье стало одним из немногих городов Донбасса, где президентские выборы состоялись – представители окружной комиссии первыми из Донецкой области сдали протокол в ЦИК. Когда сепаратисты пытались захватить Добропольский горотдел милиции, местная самооборона быстро организовалась и отразила нападение. Вместе с военными самооборонцы дали отпор при попытке захвата исполкома. В этом интервью Сергей рассказал о сотрудничестве с дружковскими активистами в сфере обеспечения безопасности в Дружковке.

— Как удалось обеспечить относительно спокойную обстановку в Дружковке? Какое участие в этом принимала самооборона Доброполья?
— В Дружковке есть активист, который взял на себя большой пласт гуманитарной работы, назовем его гуманитарий. Он нам помогал в вопросах освобождения заложников с нашей стороны. Когда активиста добропольской самообороны задержали в Дружковке и отвезли в Славянск на допросы, гуманитарий помог решить вопрос его освобождения. Потом он помогал вызволять еще трех наших ребят. Он способствовал с вывозом детей и пенсионеров из горячих точек, возил гуманитарку и лекарства. Он придерживался нейтралитета между сторонами конфликта – в общем, был заинтересован, чтобы Дружковку не разбомбили и чтобы город жил мирной жизнью.
Однажды мы с дружковскими активистами разговорились, мол давайте попробуем сделать такую комбинацию — договориться с командирами подразделений ДНР, чтобы те убрали своих людей из Дружковки, при этом в городе остается только местная самооборона, а также договориться с армией Украины — чтобы военные не бомбили город. Мы переговорили с гуманитарием, с представителем самообороны Дружковки и с командиром ополчения в Дружковке. Я взял на себя переговоры с военными (93-я механизированная бригада) и СБУ, и мы организовали встречу сторон на нейтральной территории.

— Эта встреча состоялась? К чему пришли стороны?
— 17 июня такая встреча состоялась, и пришли к договоренностям: 1. ни одно здание в Дружковке не должно быть разрушено, чтобы не было нападений. 2. со стороны Дружковки ни один вооруженный человек не будет стрелять в сторону военных. 3. среди ополчения в Дружковке не должно быть россиян, чеченцев, осетин, казаков — только местные жители. 4. Вместо знамени ДНР будет висеть флаг Дружковки. Обе стороны приняли такие условия. Полевые командиры ДНР были в курсе этих договоренностей.
Оставалось проверить, есть ли в городе тяжелое вооружение, есть ли боевые формирования, состоящие из казаков, чеченцев или россиян. Военные проверили зоны риска, не нашли формирований и тяжелой техники и вернулись. К слову, эти договоренности выполнялась вплоть до ухода ополченцев из Дружковки.

— По освобождению города тоже были договоренности?
— По отходу ополченцев — была отдельная встреча, и договорились, что представители ДНР отходят без боя из города, разминируют заминированные объекты, убирают оружие из города при условии, что их семьи никто не будут подвергаться соответственным репрессиям. Военные и СБУ приняли условия. Поэтому ополченцы, которые предпочли уйти из города, перебрались в Донецк, остались только представители самообороны.

— Какое участие в переговорах принимали местные власти?
— Тот круг людей, который я описал — это все люди, которые участвовали. Представителей власти Дружковки вообще слышно не было, власти Доброполья -тем более. Это была скрытая операция, на начальном этапе информацию о переговорах знал очень узкий круг людей.
По Дружковке – мое мнение, что мэр вообще ничем не занимался. Ему нужно было собрать людей, сгруппировать, объяснить, депутатам рассказать. На прошлой неделе мы делали мониторинг по Дружковке, опросили 200 человек — никто не видел своего местного депутата. А они сейчас рассказывают, как они защищали Дружковку.

Наш второй собеседник, Ярослав — представитель самообороны Дружковки. Он рассказал о рисках превращения Дружковки в горячую точку, отходе ополченцев из Дружковки, а также о взаимоотношениях представителей самообороны с украинскими военными.

— Вы можете пояснить, в чем заключалась опасность для Дружковки? На эту тему много версий – от того, что Дружковка не имеет стратегического значения для сторон до того, что здесь готовили второй Славянск, но беда миновала. Как все обстояло на самом деле?
— У нас складывалась ситуация, что город могли обложить со всех сторон подразделения Беса и подразделения Вооруженных сил Украины. Возникала опасность, что в Дружковку введут войска Нацгвардии вместо подразделений Министерства обороны, а далеко не все подразделения Нацгвардии ведут себя адекватно. Соответственно для того, чтобы обеспечить безопасность города, был создан гарнизон. Я имею представление о ведении боевых действий, создал подразделение, которое вело наблюдение за передвижением войск в окрестностях Дружковки.
В апреле было три попытки захвата горотдела. Наша милиция была не готова отражать атаки, и для нас было очевидно, что если горотдел захватят, в городе будет такой же бепорядок, как и в Краматорске и в Константиновке. Поэтому мы обеспечивали безопасность горотдела, я рассадил людей, у которых есть официальное оружие на определенные позиции которые обеспечивали безопасность работников милиции в случае применения оружия при захвате горотдела. Судя по всему, Бес оценил правильную расстановку сил и они спокойно уехали. Полчаса какие-то малолетки покричали лозунги и разошлись.

— На кого ориентировалась самооборона Дружковки?
— В самообороне были разные люди, были разные взгляды, колебания, но еще в начале апреля нам удалось прийти к общему мнению оставить в стороне левые-правые убеждения и ориентироваться на том, чтобы Дружковку сохранить мирной, нейтральной.

— Что вы можете рассказать о ходе переговоров о Дружковке?
— Дружковку представляли бывший военный комендант Дружковки (позывной «Восток»), гуманитарий и я. Мы объяснили, что Дружковка — предельно мирный город, обеспечили представителю 93-й механизированной бригады возможность проехаться по Дружковке и убедиться, что вооруженные люди стоят только на страже порядка в городе. Была искоренена наркомания процентов на 95. Все наркобароны были арестованы, все остальные «хутко зникли» из города. В городе можно было спокойно ходить в любое время суток, подходить к банкомату, у нас даже Приватбанк работал. Пускай все между собой ссорятся, но пенсии люди должны получать.

— Какое влияние на ситуацию в городе оказывали местные власти?
— Местные власти ничего не делали, только рассказывали сказки — от начальника милиции до мэра города. Мэр вообще ни в чем не участвовал, он постоянно ходил перепуганный. Только начались захваты в Краматорске, Славянске, Константиновке, милиция прекратила работать — у нас выбора не было, мы создали три мобильные группы, которые охраняли порядок. При чем успешно — за два месяца мы сделали в пять раз больше, чем наша милиция за двадцать лет.
В Дружковке ничего не было захвачено, все службы работали в штатном режиме. Некоторые пытались воспользоваться ситуацией, заняться сведением личных счетов, капать коменданту, мол кто-то кому-то должен. Но комендант оказался адекватным человеком и на такое не реагировал. Я не знаю почему, но даже Стрелков, связавшись с комендантом, запретил дружковскому гарнизону участвовать в каких-либо боевых действиях, мол, ваше дело — порядок. По нашей просьбе он озвучил свое распоряжение, и бойцы приняли к сведению.

— Военный комендант Дружковки был местный или приезжий?
— Первый комендант, позывной «Восток», был из местных и четко отстаивал позицию защиты города как такового. Второй комендант, Василич, был поставлен Бесом, но это ничего не изменило — он очень адекватный человек. Первые действия были не совсем адекватными, потому что новый человек, но он быстро освоился, и поддерживал город в порядке. Когда не было воды в городе, когда после первых бомбардировок Славянска разбили центральный водовод, сложилась такая ситуация: воду в Краматорск подали, в Константиновку подали, а в Дружковке нет воды. У нас есть такой директор водоканала, Долбещенко, негодяй полный, он в это время пил водку. Ну коменданту ничего не оставалось делать, кроме как его в подвал. Он не успел довезти его до подвала, и сразу в городе и вода появилась, и давление такое, что я даже редуктор у себя дома прикрутил, думал, что разорвет.

— Как был организован отход ополченцев из города?
— Когда отходили ополченцы, я держал на контроле вопрос вывоза оружия из Дружковки, и выезда провоенно настроенных людей из города. Если бы я был на месте военных с любой стороны, я бы использовал Дружковку как плацдарм для отхода. Для наступления она бесполезна, а для отхода — это клондайк. По крайней мере, я постарался, чтобы из Дружковки не было отхода в сторону Доброполья.

— Какие отношения у дружковской самообороны с военными, которые сейчас контролируют город?
— Отношения у дружковской самообороны с военными прекрасные, конфликтов нет. ТРОшники — нормальные ребята, второй день они стоят, мы с ними общаемся — на 200% нормальный народ. У меня была просьба к их руководству: мы готовы сотрудничать с украинской армией, только чтобы не входили эти всем известные, стихийно сформированные батальоны. Как ни крути, но люди, которые не имеют военной подготовки, которые сделали 5 выстрелов, надели военную форму и считают себя подготовленными людьми — поверьте, я таких много повидал еще во время срочной службы, и это беда. Для нас это был принципиальный вопрос, чтобы это были кадровые военные, а не какие-то формирования со стороны. Украинские военные нас услышали, спасибо им. Сейчас город охраняется подразделениями территориальной обороны из Днепропетровска и Полтавы, нормальные ребята, 93-я бригада вообще молодцы.
Мне кажется, что у нас получилось сделать из города мирный конгломерат. Это наш город, и я отсюда не уйду ни при одной, ни при другой власти. У меня нет выбора — я не хочу, чтобы в Дружковке были хаос и паника, как в Константиновке и Краматорске.

Третий собеседник согласился на интервью с указанием своего имени. Его зовут Игорь Букарев, и он тот самый гуманитарий, которого упоминали предыдущие собеседники. В чем заключалась его миссия и как он оценивает события в Дружковке – читайте в третьей части нашего материала.

— Многие в городе знают вас, как гуманитария. В чем заключалась ваша работа?
— У нас была группа людей, которые занимались поставками медикаментов, продуктов для беженцев. Помогали вывозить беженцев и в Украину, и в Россию – где были коридоры, туда и ехали. Договаривались с украинскими военными о беспрепятственном прохождении беженцев. Инсулин привозили в город. Старались оказывать помощь всем, кто реально нуждался. Помогли освободить 5 заложников. Самое главное, что нам удалось сделать – это не допустить кровопролития ни в городе, ни в окрестностях.

— Как появилась идея организовать переговоры между противоборствующими сторонами? Какие были аргументы у сторон?
— Когда тут все начиналось, организовалась группа товарищей, которая, по сути, отстояла город от захвата гастролерами – когда в Славянске и Краматорске начинались захваты. Потом сделали блокпосты, чтобы не допустить въезда вооруженных людей в город. Мы проводили переговоры с военными и договорились, чтобы никто никого не бомбил и не убивал вблизи города. Вообще очень интересная ситуация, нетипичная для Донбасса – единственный город, вблизи которого шли ожесточенные бои, а в городе было тихо и спокойно.
Самое интересное: и Стрелок, и полевые командиры ДНР в Краматорске знали об этих договоренностях и не препятствовали им. Почему? В Дружковке много ребят, которые умеют воевать, здесь живут их семьи — и для того, чтобы не обозлять их, никто не пошел на такие вещи, как артобстрел и пр. Кроме того, было «короткое плечо» — мы вывозили беженцев из Краматорска и Славянска именно в Дружковку, очень много было беженцев, больше тысячи человек. И бежать особо им было некуда. По большому счету, если бы началась эвакуация жителей Дружковки, мы были бы не в состоянии вывезти людей из города- на тот момент гуманитарные коридоры обстреливались, мы вывозили детей с мамами просто в условиях постоянного жестокого риска. Хотя согласовывали все с армией, с ДНР.

— Как выстраивались взаимоотношения вашей гуманитарной группы и ополчения в Дружковке?
— В Дружковке было самое нормальное ополчение – с ними можно было решать вопросы – к примеру, по тем заложникам, которые попадались тут – ребят отпускали даже без проблем, в течение одного дня, даже если те были пьяные или оружием размахивали. По Славянску и Краматорску было сложнее, но тоже решали.
Была парадоксальная ситуация – ребята из дружковского ополчения спасли жизни не одному десятку украинских солдат. При этом вытаскивали тех пацанов, которые были ранены в столкновениях под Славянском, под Краматорском и тянули их в больницы и тут лечили. Когда приезжали люди Беса, они просто их отстояли с оружием, чтобы тех не арестовали – не отдали ни одного солдата.

— По отходу ополченцев тоже были какие-то договоренности?
— В дружковском ополчении много людей, которые вообще не принимали участия в боевых действиях, даже с оружием не были, а просто стояли на блокпостах, участвовали в митингах, шествиях, и т. п. Их просто всех накрутили, что их будут казнить, репрессировать, семьям будет труба. Хлопцы, чтобы не подвергать опасности свои семьи, просто снялись и ушли. Когда они уходили, они забрали с собой практически все оружие, кроме охотничьего. Буквально на следующий день зашли войска, 93-я мотострелковая. Я благодарен ополченцам, что они прислушались к голосу здравого смысла и покинули территорию без боевых действий.

— Вы могли наблюдать за ополчением со стороны. Что представляло из себя это движение и как оно появилось?
— В Дружковке заставили поставить гарнизон, угрожая только тем, что если не будет гарнизона, тогда зайдет гарнизон из Горловки, или из Краматорска, или еще откуда-нибудь. Если бы зашли приезжие – чеченцы, осетины, казаки, россияне, тут бы началась бойня. Им все равно, где стрелять. А для нас это наш родной город, и зачем это нам надо? Поэтому из-за этого и был создан гарнизон. Если бы не было этой угрозы, никто бы этот гарнизон не создавал и даже оружие в руки не брал.
Когда приехали журналисты 1+1, они спрашивали на блокпостах, за кого стоят ребята. Один сказал: «я стою за Россию», второй сказал «а я стою за Украину», третий: а «я вообще за город стою». И спрашивает эта девчонка у меня, мол, а как в Дружковке так получилось, чтобы люди с такими разными взглядами стояли рядом и друг другу морды не набили? Я сказал, что мне вообще без разницы, под какими флагами они стоят. Для того, чтобы собрать народ, не надо их разъединять флагами. Как только мы начинаем махать одним флагом в угоду кому-то, то это скорее всего вызовет агрессию, стычки, так мы людей в кучу не соберем, тогда они будут друг другу морды бить. Дело даже не в флагах. В основном люди понимали, что они стоят за город, и это всех объединяло.
У первого коменданта единственной серьезной ошибкой был это недостаточно профессиональный кадровый отбор. Поэтому в ополчение попали люди с маргинальным прошлым, некоторые уголовники… Все проблемы, которые возникали у жителей Дружковки с ополчением, были вызваны не тем, что оно плохое, а тем что был плохой отбор и в ополчение попали мутные личности. Там была большая текучка, многих пришлось выгнать, были неоднократные стычки, которые могли привести к вооруженному противостоянию. Желающих повлиять на власть или получить кусочек этой власти было предостаточно.

— Как было налажено взаимодействие с местными властями?
— Мэр вообще ничем не занимался. За два месяца, которые я провел в этой среде, общался с людьми на блокпостах – они всегда спрашивали «А где мэр? А где депутаты?». Люди не владели информацией, не знали, что творится вообще. Большинство людей, которые были в ополчении, не знали конечной цели, для чего это делается. Они все верили, что стоят за то, чтобы в городе был порядок. Не ДНР, Россию или Украину, люди стояли за город. За эти три месяца депутаты даже не появлялись. Когда все только начиналось, им предлагали легализировать самооборону, оформить решением горсовета, например. Но депутатам такое движение было не нужно.
Интересно, что на вывоз детей из зоны конфликта, на лекарства давали деньги в основном простые люди, даже люди с криминальным прошлым давали. Местные депутаты такой инициативы не проявляли. Автобусы для вывоза детей давала Веселовка, Евгений Цыммарман (директор ПАО «Веско») не отказывал никогда, молодец. Правда, ДНРовцы отходя из города, забрали 5 машин весковских.
Меня больше всего поражает, когда в городе нет воды, когда в Дружковке больше 1000 беженцев, с безопасностью у людей не ахти, то в исполкоме обсуждают проблему развития физической культуры и спорта в городе. Я их вообще не понимаю.

Интервью с этими тремя собеседниками дает много пищи для размышлений. Главный вывод для автора — важную роль в сохранении мира в Дружковке и Доброполье сыграла самоорганизация горожан. Разных людей объединило понимание того, что если они не соберутся в самооборону, город превратится в горячую точку. Город – это прежде всего люди, которые в нем живут. И только эти люди решают, удастся ли сохранить мир и порядок у себя дома. Если достаточного количества таких людей не находится, то город переходит под контроль более организованной группировки и скатывается в хаос.

Беседовал Дмитрий Коваль

От редакции: наше издание готово предоставить площадку всем, кто хочет высказаться о событиях минувших месяцев. Если у вас есть, что рассказать, напишите нам. С вами свяжутся наши журналисты. Также есть возможность вести авторский блог (онлайн-дневник) на сайте и делиться своими мыслями с читателями. 
Также советуем подписаться на журнал Халва Дружковка Вконтакте, чтобы быть в курсе последних новостей в городе!

11 thoughts on “Как Дружковка не стала вторым Славянском

  1. Эту статью написали сами террористы, дружковские мародеры… Сепаратисты — это пердатели Украины!!! ВСЁ !!! О каких «хороших ополченцах» пишет автор? Не эти ли «хорошие ополченцы» недавно подложили пакет со взрывчаткой добропольскому активисту?
    Люди не знали, что это предательство??? Да во время войны НКВД таких расстреливало на месте, без суда и следствия!!!

  2. Судя по статье — в Дружковке формируется местная МАФИЯ. (из хорошо известных приспособленцев и предателей). Не упомянуто в статье об избиениях и вымогательствах (организации выкупов и людей и транспорта) в местном «НКВД», о грабежах и угрозах проукраинским гражданам. Ничего нет о том что оружие получили наркоманы и уголовники которые сотрудничали с продажной милицией города. Ничего не сказано в статье о том как все предприниматели, предприятия и организации города подверглись вымогательству на нужды «ДНР», нет также точных сумм «пожертвований» и их РЕАЛЬНОГО целевого назначения и в чьих карманах осели награбленные и отжатые материальные средства горожан и жителей соседних поселков. Если всего этого нет в статье, значит эти «липовые парламентеры» приложили руку к вышеназванным бесчинствам и хорошенько нагрели на этом карманы! Если кто-то верит в этих «умных и организованных» спасителей города — то он тупой. Теперь бывший мер — предатель и вор, показавший свою несостоятельность смещается возможно еще более опасной мафиозной структурой, жаждущей накинуть лапу на только что освобожденный украинский городок. Этого нельзя допустить.

    • букарев рассмешил город.то с барикад не вылазил,а потом вышиванку одел и мир спас.лучше сопли с под носа убрал бы,нытик.

    • Полностью поддерживаю!! Все в стате ложь!!Может Зиновьевым, Медведку,Шехову памятники поставить???? Пора….

  3. Пора налаживать поставку вышиванок в Дружковку для всех, кто резко воспылал любовью к Украине! То, как быстро прозрели ватники, умиляет до слез! Как они в ДНЛ сопли развели: и обманула их ДНР, и использовала, и теперь они все поняли. И Витюшка Гайдук все статьи, воспевающие ДНР удалил! Ай, молодца! Как-то очень быстро все изменилось. Как скзал дядя Лесь: «Не вірю я у силу слова, а вірю виключно у силу піздюлів». Короче, могу помочь с поставкой вышиванок в Дружковку для ватников, моментально влюбившихся в Украину))))) Кто хочет заработать?

    • Вот и вылезла преступная связка между Букарем и нашим директором активистом сепаратистом ЦЫМАРМАНОМ.Который без устали товары у Букаря покупает без нужды,а потом перевозит его мнимую гуманитарку.Вообщем статейка много тем подняла для работы милицейской.50 тыс гривен зарплаты,а он никак не успокоится.Пусть попробует баранку покрутит 12 часов.

  4. Букарев сначала террористов у себя в лагере поселил, кормил-поил, сейчас отмыться пытается (а там, глядишь, и на мэра можно метить).
    Еще один «миротворец», оказывается, комендант «Восток» (В. Медведок, это на его блок-посту застрелили Отца Павла), наверно теперь ему медаль дать надо?
    Надо было уже и про Зиновьевых тогда написать, как мирно скорые отжимали в гуманных целях.
    Люди принесли войну в свой край и теперь выставляют себя «миротворцами-гуманитариями», обалдеть. Не, ну пару лет срока скостить, я считаю, можно, конечно, за миротворчество.

  5. Эти активисты, сомалийско украинские, еще должны будут объяснить свою позицию тем кого они пытали в своем гнилом «гестапо»,вымогая деньги,и на чьих автомобилях катались и катаются по городу,тем чьи квартиры ограбили.Эти бомжи отщепенцы выносили из квартир,тех кого успели ограбить ,все ,вплоть до занавесок и дырявых трусов,наверно устанавливали в себе в окопе.А дурик зиновьев в газете расписывал,как стрелял в людей,строго следуя обеспечению порядка в городе, по законам Гондураса.
    Сейчас по ходу занялись ненаучной фантастикой,пусть пишут тренируются,что ж,больше напишут-больше срок.

  6. короче,представился убийца невинной души и ломится в Рай,текст написан за бутылку Дмитрием Ковалем:
    дьявол приказал мне загубить невинную душу и спалить магазин под которым это произойдет,но я сразу Богу помолился и все все рассказал.короче,дьявол мудак виноват,хоть и вполне адекватная особа.Бог мне не ответил,но земля меня продолжала носить,водка лилась в глодку ,дыхалка работала и я понял ,что Бог мне помогает.Невинную душу я загубил,а магазин не тронул,просто надо было линять быстро.Короче спас я магазин получается,а вместе с магазином и всю Дружковку спас,от него могла загореться,включите мозги.А менты бездействовали,за руку не схватили,не остановили, негодяи такие,не было их,тоже виноваты.И мэра не видел,тоже не среагировал,хотя обязан был конечно.Короче люди,не благодарите,медалей и памятника не надо,токо табличку повесьте на ворота Рая,мол «Спасибо клешню, от спасенных собственников магазина и простых жителей Дружковки»

  7. В статье одно сплошное враньё. Всех эти «страж» порядка нужно судить за грабежи, мародёрство и вымогательство. Автор статьи «продажный проститут», гореть ему в аду.