Между войной и миром

Все войны заканчиваются миром – а как они начинаются?

Пройдет время, и на месте блок-поста при въезде в Дружковку поставят памятник местному священнику о.Павлу, добровольно взявшему на себя роль миротворца и расстрелянному здесь из автоматов поздним вечером 8 мая.

А в десяти метрах отсюда, с советских времен, стоит большой гранитный камень. Надпись на нем гласит, что на территории Дружковки (еще в 17 веке) находился пикет запорожских казаков. В конце прошлого года здесь стали строить музей под открытым небом «Козацький куринь».

А чуть дальше начинается уже  Алексеево-Дружковка (окраина Дружковки). Начинается с улицы, по которой ходил когда-то в родную Ижевку Олекса Тихий, когда учился и работал на этом поселке.

Он тоже был миротворцем – диссидент Алексей Иванович Тихий. Школьный учитель, педагог-просветитель, выпускник философского факультета МГУ, один из основателей Украинской Хельсинской Группы.

Эта земля на протяжении столетий источала мир. Мироточила. Здесь провел три недели в плену у половцев князь Игорь, залечил свои раны и совершил счастливый побег на Родину. Из Запорожья пришли сюда «престарелые казаки-характерники», выбрав эту землю на закате своей жизни. А Олекса Тихий, которого «самый гуманный в мире суд» признал «особо опасным преступником», был тоже сторонником мирного гражданского протеста – в духе Махатмы Ганди.

Интересно, что даже сейчас, среди захваченных и полуразрушенных Славянска, Краматорска и Константиновки (эту, правда, «разбомбили» свои – задолго до начала военных действий) в Дружковке сохраняются хрупкое равновесие и столь же хрупкое спокойствие. Безусловно, в той циничной игре, которую ведет Россия, мало что зависит от желаний и настроений 70-тысячного города, фактически впаянного в полумиллионную агломерацию. Однако микроскопический люфт, который остается в такой ситуации, отдается внутреннему консенсусу. А он возможен, когда стороны слышат друг друга.

Но чтобы тебя услышали, нужно хотя бы начать говорить. Так случилось, что в Донбассе последние 23 года говорить должна была прежде всего центральная власть. Но Киев молчал. А если одна сторона молчит, диалога получиться не может.  Поэтому здесь решили, что их не слышат.

В Дружковке миссию центральной власти все эти годы выполняли краеведы, учителя, журналисты, общественные активисты. Они сумели доказать, например, что основателем города был не екатерининский генерал, переселивший сюда крепостных крестьян, а запорожский казак.  В конце концов, в центре города появился памятник легендарному казаку Дружко, а его имя стали воспевать в стихах и песнях местные поэты.

В Дружковке уже не представляют жизнь без традиционных «Олексиных читань» и велопробегов по местам знаменитого земляка, в которых участвуют десятки молодых (и старше) людей из соседних городов и сел.

И вот, наконец, в этом году городское руководство (как везде в Донбассе, стопроцентно региональное) само предложило поставить два новых памятника: Тарасу Шевченко и Олексе Тихому.

Да, здесь тоже собирались митинги в несколько сот человек, на которых кричали: «Россия! Россия!», а потом шли к исполкому, срывали украинский флаг и вешали российский триколор. Однако затем несколько десятков активистов вышли к зданию исполкома с украинскими стягами и заявили, что больше не допустят такого кощунства.

После этого городской голова принял «соломоново решение»: дал команду вывешивать только два флага: Дружковки и Донецкой области. Так было до самого «референдума».

Оказавшись в эпицентре вооруженного противостояния, Дружковка вынуждена идти в фарватере соседних городов. Хотя формально власть не поменялась, фактически город полностью контролируют приезжие и местные боевики. Количество выезжающих дружковчан постоянно растет. Людьми все больше овладевают панические настроения.

Конечно, мало кто сомневается, что долго так продолжаться не может, и все вернется на круги своя.

Что же нужно сделать, чтобы нынешние трагические события не повторились впредь? Как сшить раздираемую на куски Украину?

Данные различных исследований говорят, что на Донбассе проживает 68% этнических украинцев. Однако 28%  из них уже утратили национальную идентичность. Это, пожалуй, одна из главных причин, почему здесь  произошло то, чего удалось избежать в других областях.

Пример Дружковки показывает, что национальная самоидентификация может стать не только одной из ниточек, а настоящим канатом, сшивающим разрезанное по-живому тело Украины. На наш взгляд, основную работу здесь предстоит выполнить местным кадрам: патриотам учителям, журналистам, краеведам… Именно они лучше других знают, где на их земле находятся украинские родники, занесенные ветром русификации и чиновничьего безразличия. Им поверят их земляки, не обвинят в «западенщине» и, возможно, очнувшись, посмотрят на себя другими глазами…

Евгений Фиалко, для citinews

Comments are closed.